Отказ суда во взыскании неустойки

Отказ суда во взыскании неустойки

Позиция, в соответствии с которой, неустойка и штраф взыскиваются судом в пользу потребителя даже при отсутствии досудебной претензии в адрес исполнителя услуг, работ, продавца товара в ряде случаев находит отражение в судебной практике.

Пример из судебной практики

Суд первой инстанции отказал во взыскании с ООО “Финансово-строительная компания “Монолитинвест” штрафа, предусмотренного ст. 13 ФЗ “О защите прав потребителей”. При этом, суд исходил из того, что условием для взыскания штрафа является несоблюдение исполнителем установленных законом требований потребителя в добровольном порядке, однако, истица с требованием о выплате ей неустойки за нарушение сроков передачи квартиры в досудебном порядке к ответчику не обращалась.

Однако судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, указав, что он не основан на законе.

В соответствии с п. 6 ст. 13 ФЗ “О защите прав потребителей” при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

В соответствии с п. 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей”, при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).

Учитывая вышеприведенные нормы права, судебная коллегия считает, что указанный штраф должен быть взыскан судом, вне зависимости от собственного усмотрения суда, а в силу требований закона, поскольку наложение данного штрафа является обязанностью суда, а не правом. При этом из материалов дела усматривается, что ООО “Финансово-строительная компания “Монолитинвест” знало о существе рассматриваемого спора, о чем свидетельствует имеющийся в материалах дела отзыв ответчика на исковое заявление, однако мер к удовлетворению требований Г. как потребителя, в добровольном порядке не предприняло. С ООО “Финансово-строительная компания “Монолитинвест” судом второй инстанции взыскан штраф в размере 50% от суммы присужденной судом в пользу потребителя ( см. подробнее апелляционное определение Красноярского краевого суда от 15.10.2012 по делу N 33-9049/2012)

Суд взыскивает штраф в пользу потребителя только в случае наличия досудебной претензии потребителя

В судебной практике чаще встречается позиция согласно которой, взыскание штрафа в пользу потребителя возможно только если потребитель в досудебном порядке направлял ответчику претензию, которая не была удовлетворена. То есть в данном случае, суды отождествляют понятия “добровольный порядок” с понятием “досудебный” порядок.

Пример из судебной практики 1

Суд удовлетворил требования потребителя, связанные с незаконным взиманием комиссии за обслуживание кредита, однако отказал во взыскании штрафа в пользу потребителя, указав следующее.

По смыслу п. 6 ст. 13 Закона РФ “О защите прав потребителей” условием взыскания с ответчика штрафа является неудовлетворение им в добровольном порядке требования потребителя, заявленного до обращения в суд.

Из материалов настоящего дела не следует, что истец до обращения в суд предъявлял ответчику претензию либо в иной форме заявлял требование, связанное с незаконным взиманием комиссии за обслуживание кредита. Поэтому правовые основания для взыскания штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона РФ “О защите прав потребителей”, отсутствуют.

Обращение потребителя с иском в суд направлено на принудительное исполнение ответчиком обязанности, предусмотренной законом или договором. Поэтому неудовлетворение ответчиком в период производства по делу заявленного в иске требования не может быть основанием для взыскания штрафа ( см. подробнее апелляционное определение Ярославского областного суда от 11.10.2012 по делу N 33-5502/2012).

Пример из судебной практики 2

Суд постановил решение, которым требования потребителя удовлетворены, но отказано во взыскании штрафа. В апелляционной жалобе “Потребитель” просил изменить решение суда в части отказа во взыскании штрафа 50% от части удовлетворенного иска и просит взыскать неустойку в пользу истцов в полном объеме, поскольку считает, что решение в этой части незаконное и необоснованное, принятое с нарушением норм материального и процессуального права.

Судебная коллегия нашла решение суда первой инстанции подлежащим оставлению без изменения, указав следующее.

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона “О защите прав потребителей” предусмотрено наложение штрафа, при удовлетворении иска потребителя. В данном случае возможность применения такой меры штрафного характера поставлена законом в зависимость от наличия факта обращения истцов, как потребителей к исполнителю с требованием о проведении в добровольном порядке текущего ремонта. Как установлено в судебном заседании, доказательства того, что подобного рода претензии предъявлялись ОАО “Жилищник” истцами суду не представлены ( см. подробнее апелляционное определение Смоленского областного суда от 31.07.2012 по делу N 33-2241/2012).

Пример из судебной практики 3

Рассматривая вопрос о взыскании с ответчика в доход государства штрафа в порядке ст. 13 Закона РФ “О защите прав потребителей” за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке, суд первой инстанции исходил из того, что требований о выплате неустойки ответчику заявлено в досудебном порядке не было, соответствующих доказательств, опровергающих указанное обстоятельство, в ходе судебного разбирательства, не представлено, об их наличии не заявлено. При таком положении судом правомерно не установлено оснований для взыскания предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона РФ “О защите прав потребителей” штрафа ( см. подробнее определение Санкт-Петербургского городского суда от 23.01.2012 N 33-633).

Пример из судебной практики 4

Суд не нашел оснований как для взыскания неустойки, так и штрафа в пользу потребителя, основываясь на том, что требования потребитель заявил только в судебном порядке, а досудебный порядок (направление претензии) им не соблюден.

Суд первой инстанции взыскал неустойку за неисполнение требований потребителя – участника долевого строительства.

Однако с выводами суда о наличии оснований для взыскания неустойки не согласился суд второй инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с абзацем 3 ст. 30 Закона “О защите прав потребителей” за нарушение сроков устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги) подлежит уплате неустойка (пени) в соответствии с пунктом 5 ст. 28 данного Закона – три процента цены выполнения работы (оказания услуги) или общей цены заказа, если цена выполнения работы (оказания услуги) договором не определена.

Отсутствовали основания для взыскания неустойки за нарушение сроков исполнения в добровольном порядке требований потребителя об уменьшении покупной цены объекта долевого строительства, поскольку данные требования были заявлены ей только в судебном порядке, что исключает возможность добровольного удовлетворения ответчиком указанных требований.

При этом Судебная коллегия также принимает во внимание, что требования о взыскании неустойки заявлены сторонами за период с 09 декабря 2011 года по 25 января 2012 года, а исковое заявление, содержащее их требования об уменьшении покупной цены было получено ответчиком ООО “АСПЭК-Домстрой” только 17 февраля 2012 года.

Ввиду вышеизложенного отсутствовали правовые основания и для взыскания с ответчика штрафа, предусмотренного пунктом 6 ст. 13 Закона “О защите прав потребителей”, поскольку отсутствовал факт уклонения ответчика от исполнения требований потребителя в добровольном порядке ( см. подробнее апелляционное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 09.07.2012 по делу N 33а-2137/2012).

Вернуться к началу обзора практики: Претензии потребителей по договору подряда к срокам и качеству работ. Взыскание штрафа

Рекомендуемые публикации:

  • Как правильно написать претензию потребителю?
  • Претензии потребителя к качеству пластиковых окон ПВХ. Судебная практика
  • и иные материалы в рубрике “Защита прав потребителей”

Образцы претензий и исковых заявлений:

Источник: logos-pravo.ru

ВС: Отсутствие претензионного порядка не влечет отказ во взыскании штрафа за невыплату неустойки добровольно

Верховный Суд РФ вынес Определение № 36-КГ19-8, в котором указал, что отсутствие досудебного порядка урегулирования спора с застройщиком не является причиной отказа в удовлетворении исковых требований в суде.

Александр Кореньков обратился в суд с иском к ООО «Гарант-Жилье» о взыскании штрафа в сумме более 102 тыс. руб. В обоснование иска он указал, что решением Промышленного районного суда г. Смоленска от 23 июля 2018 г. с общества в его пользу были взысканы неустойка за просрочку исполнения обязательства по договору долевого участия в строительстве жилья в сумме 200 тыс. руб. и компенсация морального вреда в размере 5 тыс. руб. Александр Кореньков посчитал, что ответчик на основании положений ст. 13 Закона о защите прав потребителей обязан уплатить штраф в размере 50% от присужденной суммы за отказ от добровольного исполнения его требований.

22 октября 2018 г. Промышленный районный суд г. Смоленска в удовлетворении исковых требований отказал, отметив, что в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о досудебном обращении истца к ответчику о неисполнении обязательств, в связи с чем необходимости возмещения неустойки нет. Суд пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для взыскания штрафа за неудовлетворение прав потребителя в добровольном порядке. 15 января 2019 г. апелляция оставила решение суда первой инстанции без изменения. Истец обратился с кассационной жалобой в ВС.

Читайте также:  Как прописать в договоре авансовый платеж?

Верховный Суд отметил, что согласно п. 4 ст. 13 Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что это произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом. Из п. 6 статьи следует, что при удовлетворении требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Суд указал, что в п. 47 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено, что если после принятия иска к производству суда требования потребителя удовлетворены ответчиком по делу добровольно, то при отказе истца от иска суд прекращает производство по делу в соответствии со ст. 220 ГПК РФ. В этом случае штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, с ответчика не взыскивается.

«Из приведенных выше правовых норм и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что взыскание штрафа при удовлетворении требований потребителей является обязанностью суда при условии того, что истец не отказался от иска в результате добровольного удовлетворения его требований ответчиком при рассмотрении дела», – посчитал Суд.

Кроме того, ВС отметил, что в случае выявления допущенных судами существенных нарушений закона, не указанных в доводах кассационных жалобы, суд кассационной инстанции в интересах законности вправе выйти за пределы доводов жалобы и обратить внимание на это и учесть их при принятии решения.

Так, высшая инстанция указала, что при рассмотрении требований, заявленных истцом к ООО «Гарант-Жилье», суд указал, что решением Промышленного районного суда г. Смоленска от 23 июля 2018 г. с общества в пользу Александра Коренькова взыскана неустойка за просрочку исполнения обязательства по договору долевого участия в строительстве жилья за период с 1 января по 18 ноября 2016 г. с учетом применения положений ст. 333 ГК в размере 200 тыс. руб., 5 тыс. руб. – в счет компенсации морального вреда. Вместе с тем, подчеркнул ВС, указанным решением суда неустойка и компенсация морального вреда в пользу истца были взысканы с ООО «Агентство недвижимости «Гарант-Жилье», с которым истцом был заключен договор долевого участия в строительстве от 19 декабря 2014 г.

«С учетом этого суду следовало установить, с ООО «Гарант-Жилье» или ООО «Агентство недвижимости «Гарант-Жилье» возникли у истца правоотношения, вытекающие из договора участия в долевом строительстве, а следовательно, кто является надлежащим ответчиком по делу, на котором лежит обязанность по выплате истцу штрафа в связи с невыплатой неустойки в добровольном порядке», – отметил Верховный Суд, отменив решения нижестоящих судов и направив дело на новое рассмотрение.

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы Дмитрий Лесняк отметил, что ВС неоднократно высказывался о том, что обязанность добровольно удовлетворить требования потребителя, за неисполнение которой взыскивается штраф, не подразумевает соблюдения потребителем специальной формы досудебного порядка урегулирования.

Дмитрий Лесняк указал, что если потребитель не обращался к ответчику в досудебном порядке, то в любом случае возможность добровольного удовлетворения его требований возникла у ответчика с момента ознакомления с иском и сохранялась до завершения рассмотрения дела судом первой инстанции. Поскольку в период рассмотрения дела требования добровольно удовлетворены не были, очевидно, что ответчик не выплатил бы неустойку и ранее, если бы до обращения в суд ему была направлена претензия. Адвокат отметил, что такой позиции Суд стабильно придерживается как минимум с опубликования Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17, процитированного в определении.

«Однако представляет интерес сам выбранный истцом способ защиты. Дело в том, что, согласно п. 46 того же постановления Пленума ВС № 17, вопрос о взыскании штрафа должен быть рассмотрен непосредственно при удовлетворении основных материальных требований истца, и штраф подлежит взысканию независимо от того, заявлялось ли такое требование суду. То есть, если суд не взыскал в пользу потребителя штраф, наиболее очевидным способом видится преодоление такого решения путем его обжалования или – если вопрос вообще не был рассмотрен – путем заявления о вынесении дополнительного решения», – посчитал Дмитрий Лесняк. Он добавил, что КС в Определении от 20 марта 2014 г. № 570-О указывал на такой способ «довзыскать» штраф как на единственно возможный. Тогда Конституционный Суд посчитал справедливым прекращение производства по иску о взыскании штрафа по мотиву тождественности предыдущему делу.

В данном случае, отметил адвокат, обращение с иском о взыскании штрафа в отдельном производстве не вызвало у судов всех инстанций, вплоть до ВС, вопросов о наличии у истца права на иск. «Мне такой подход представляется правильным: удовлетворение основных требований по первоначальному иску повлекло возникновение у ответчика обязательства выплаты штрафа, и выглядит логично, что право на его получение потребитель может реализовать не обязательно путем обжалования состоявшегося судебного акта, но и в общей форме искового производства», – резюмировал Дмитрий Лесняк.

Адвокат АБ «Синум АДВ» Дмитрий Салмаксов указал, что Верховным Судом было рассмотрено, на первый взгляд, очевидное дело: суды двух инстанций отказали дольщику в требовании, сославшись на несоблюдение претензионного порядка. «Истинной причиной отказа в требовании явилось не что иное, как всяческое выгораживание судебными органами интересов застройщиков, однако в данном деле такое выгораживание достигло своего апогея. Данная ситуация является следствием непрекращающихся разговоров о так называемом “потребительском экстремизме”, который набрал оборот до такой степени, что даже депутаты выходят с инициативами в интересах застройщиков, стараясь законодательно снизить размер взыскиваемых неустоек», – отметил Дмитрий Салмаксов.

По его мнению, в вопросах между участником долевого строительства и застройщиком не было и не может быть никакого «потребительского экстремизма». Адвокат считает, что в то, что гражданин будет намеренно вкладывать миллионы рублей, в том числе заемных средств, в покупку квартиры не с целью проживания в ней, а с целью попасть в ситуацию существенного нарушения сроков строительства с последующим получением права на установленную законом неустойку и штрафы, сложно поверить.

Дмитрий Салмаксов указал, что судам, в свою очередь, необходимо безусловно взыскивать все полагающиеся санкции, действуя в интересах дольщиков, а не коммерческих структур. Между тем, отметил он, дела, связанные с размером неустойки по вопросам долевого участия в строительстве, регулярно становятся предметом рассмотрения в высшей судебной инстанции, причем каждый раз это достаточно очевидные ошибки нижестоящих судов. При этом адвокат с сожалением указал, что многочисленные разъяснения Верховного Суда по вопросам неустойки и штрафа в делах о долевом участии в строительстве не играют никакой роли для нижестоящих судов.

Источник: www.advgazeta.ru

Может ли суд отказать во взыскании неустойки с застройщика по Договору Долевого Участия (ДДУ)?

Краткое содержание:

В подавляющем большинстве случаев это, конечно, невозможно.

В 99% случаев суд взыскивает в его пользу неустойку за просрочку передачи объекта ДДУ, если просрочка образовалась вследствие того, что:

• наступил срок передачи объекта, указанного в ДДУ;
• отсутствует факт передачи объекта дольщику по акту приёма-передачи;
• дольщик не уклонялся от приёмки объекта после получения уведомления застройщика о завершении строительства и готовности объекта к передаче;
• дольщик полностью и в срок выплатил стоимость объекта, указанную в ДДУ.

Конечно, с учётом снижения в соответствии со ст. 333 ГК РФ по заявлению застройщика.

Ответственность застройщика за просрочку по закону

Отказ в удовлетворении исковых требований является чрезвычайным событием, каждый случай которого подлежит отдельному изучению. При этом обратите внимание, что если просрочка наступила, а объект в эксплуатацию не сдан, то уклонения от приемки со стороны дольщика не может быть по определению, поскольку согласно ч. 2 ст. 8 ФЗ-214: «передача объекта недвижимости не допускается до его ввода в эксплуатацию».

Если вышеназванные условия соблюдены (есть просрочка, выплачена цена по ДДУ), но дольщик замечает в своём ДДУ пункт о том, что застройщик освобождается от ответственности за просрочку, если она допущена в силу форс-мажорных обстоятельств, к которым относятся, например, нарушение обязательств подрядчиками застройщика, либо действия госорганов, препятствующие исполнению ДДУ застройщиком, то у дольщика возникает резонный вопрос: если застройщик докажет указанные обстоятельства, откажет ли суд в неустойке?

И здесь застройщики, прописывая подобные условия в ДДУ, мягко говоря, лукавят и вводят дольщиков в заблуждение:

В соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ: «Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств».

Читайте также:  Где поменять ИНН при смене фамилии

При этом в силу ст. 16 «Закона о защите прав потребителей» условия ДДУ, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законом, признаются недействительными.

Таким образом, нарушение обязательств подрядчиками и действия госорганов к обстоятельствам непреодолимой силы не относятся, даже если прописаны в качестве таковых в ДДУ. Следовательно, они не освобождают застройщика от выплаты неустойки.

Суд вправе учесть их при определении соразмерной неустойки, но не отказывать полностью во взыскании неустойки.

Пример применения закона

В качестве примера такого применения закона можно привести Апелляционные определения Московского городского суда от 02.04.2014 г. по делу № 33-10476 и от 02.08.2016 г. по делу № 33-29073/2016.

Таким образом, для положительного решения суда по неустойке достаточно наличия самого факта просрочки и исполнения дольщиком обязательств по оплате стоимости объекта по ДДУ.

Иные обстоятельства, которые препятствовали застройщику своевременно построить и передать объект ДДУ, влияют лишь на размер неустойки, но не являются основанием для отказа в её взыскании.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях Подписаться

Комментарии (11)

Спасибо Марат! А если Застройщиком не исправлены ошибки, допущенные при строительстве квартиры, но которые были указаны в Смотровому листе, то какие могут быть последствия по прошествии 1.5 года для Застройщика?

Статья 7. Гарантии качества, предусмотренные договором.

1. Застройщик обязан передать участнику долевого строительства объект долевого строительства, качество которого соответствует условиям договора, требованиям технических регламентов, проектной документации и градостроительных регламентов, а также иным обязательным требованиям.

1.1. При передаче объекта долевого строительства застройщик обязан передать участнику долевого строительства инструкцию по эксплуатации объекта долевого строительства, содержащую необходимую и достоверную информацию о правилах и об условиях эффективного и безопасного его использования, сроке службы объекта долевого строительства и входящих в его состав элементов отделки, систем инженерно-технического обеспечения, конструктивных элементов, изделий (далее – инструкция по эксплуатации объекта долевого строительства).

2. В случае, если объект долевого строительства построен (создан) застройщиком с отступлениями от условий договора и (или) указанных в части 1 настоящей статьи обязательных требований, приведшими к ухудшению качества такого объекта, или с иными недостатками, которые делают его непригодным для предусмотренного договором использования, участник долевого строительства, если иное не установлено договором, по своему выбору вправе потребовать от застройщика:

1) безвозмездного устранения недостатков в разумный срок;

2) соразмерного уменьшения цены договора;

3) возмещения своих расходов на устранение недостатков.

3. В случае существенного нарушения требований к качеству объекта долевого строительства или неустранения выявленных недостатков в установленный участником долевого строительства разумный срок участник долевого строительства в одностороннем порядке вправе отказаться от исполнения договора и потребовать от застройщика возврата денежных средств и уплаты процентов в соответствии с частью 2 статьи 9 настоящего Федерального закона.

4. Условия договора об освобождении застройщика от ответственности за недостатки объекта долевого строительства являются ничтожными.

5. Гарантийный срок для объекта долевого строительства, за исключением технологического и инженерного оборудования, входящего в состав такого объекта долевого строительства, устанавливается договором и не может составлять менее чем пять лет. Указанный гарантийный срок исчисляется со дня передачи объекта долевого строительства, за исключением технологического и инженерного оборудования, входящего в состав такого объекта долевого строительства, участнику долевого строительства, если иное не предусмотрено договором.

5.1. Гарантийный срок на технологическое и инженерное оборудование, входящее в состав передаваемого участникам долевого строительства объекта долевого строительства, устанавливается договором и не может составлять менее чем три года. Указанный гарантийный срок исчисляется со дня подписания первого передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства.

6. Участник долевого строительства вправе предъявить иск в суд или предъявить застройщику в письменной форме требования в связи с ненадлежащим качеством объекта долевого строительства с указанием выявленных недостатков (дефектов) при условии, что такие недостатки (дефекты) выявлены в течение гарантийного срока. Застройщик обязан устранить выявленные недостатки (дефекты) в срок, согласованный застройщиком с участником долевого строительства. В случае отказа застройщика удовлетворить указанные требования во внесудебном порядке полностью или частично либо в случае неудовлетворения полностью или частично указанных требований в указанный срок участник долевого строительства имеет право предъявить иск в суд.

7. Застройщик не несет ответственности за недостатки (дефекты) объекта долевого строительства, обнаруженные в течение гарантийного срока, если докажет, что они произошли вследствие нормального износа такого объекта долевого строительства или входящих в его состав элементов отделки, систем инженерно-технического обеспечения, конструктивных элементов, изделий, нарушения требований технических регламентов, градостроительных регламентов, иных обязательных требований к процессу эксплуатации объекта долевого строительства или входящих в его состав элементов отделки, систем инженерно-технического обеспечения, конструктивных элементов, изделий либо вследствие ненадлежащего их ремонта, проведенного самим участником долевого строительства или привлеченными им третьими лицами, а также если недостатки (дефекты) объекта долевого строительства возникли вследствие нарушения предусмотренных предоставленной участнику долевого строительства инструкцией по эксплуатации объекта долевого строительства правил и условий эффективного и безопасного использования объекта долевого строительства, входящих в его состав элементов отделки, систем инженерно-технического обеспечения, конструктивных элементов, изделий.

8. За нарушение срока устранения недостатков (дефектов) объекта долевого строительства, предусмотренного частью 6 настоящей статьи, застройщик уплачивает гражданину – участнику долевого строительства, приобретающему жилое помещение для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере, определяемом пунктом 1 статьи 23 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-1 “О защите прав потребителей”. Если недостаток (дефект) указанного жилого помещения, являющегося объектом долевого строительства, не является основанием для признания такого жилого помещения непригодным для проживания, размер неустойки (пени) рассчитывается как процент, установленный пунктом 1 статьи 23 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-1 “О защите прав потребителей”, от стоимости расходов, необходимых для устранения такого недостатка (дефекта).

Источник: www.9111.ru

Снижение неустойки по ст. 10 ГК, или Утрата интереса кредитора к основному обязательству как основание для отказа во взыскании неустойки

Прочитал вчера определение ЭК ВС РФ № 305-ЭС14-3435 по одному любопытному спору (определение размещено в КАДе 30.12.2014).

Фабулу дела пересказывать не буду, т. к. она достаточно подробна была изложена ранее .

Наиболее всего в определении заинтересовал вот этот фрагмент:

«Судебная коллегия соглашается с судом апелляционной инстанции о необходимости снижения размера заявленной истцом неустойки, поскольку требования министерства о взыскании неустойки после 11.07.2011 заявлялись при отсутствии защищаемого субъективного права (статья 10 Гражданского кодекса).

Как установил суд апелляционной инстанции, из окончательно сформированных истцом требований по иску следовало, что основанием его предъявления послужило не намерение истца компенсировать свои возможные убытки, о чем в иске не заявлено, а констатация неисполнения ответчиком договорного обязательства в части сроков передачи имущества не позднее 01.12.2010 (п.п. 1.2, 3.1 госконтрактов).

Таким образом, истец рассматривал взыскиваемую неустойку как способ обеспечения договорного обязательства (статья 329 Гражданского кодекса) по передаче квартир.

Однако из претензии истца от 11.07.2011 № 212/5649 следует, что истец уже по состоянию на 11.07.2011 не намерен был принимать квартиры, а предлагал ответчику расторгнуть контракты в связи с существенным нарушением последним условий договора.

Таким образом, из данной претензии следует, что истец на 11.07.2011 утратил интерес к основному обязательству по принятию квартир, тогда как в иске требовал неустойку, заявленную именно как способ обеспечения обязательства, интерес к которому после 11.07.2011 фактически им утрачен.

Согласно разъяснениям, содержащимся в последнем абзаце п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации», как следует из статьи 10 Кодекса, отказ в защите права лицу, злоупотребившему правом, означает защиту нарушенных прав лица, в отношении которого допущено злоупотребление.

Таким образом, непосредственной целью названной санкции является не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, пострадавшего от этого злоупотребления.

Следовательно, для обеспечения баланса прав сторон суд может не принять доводы лица, злоупотребившего правом, обосновывающего соответствие своих действий по осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям законодательства. Поэтому упомянутая норма закона может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика».

У меня возникли следующие вопросы:

1. Для чего суд сделал акцент на том, что истец не заявил о наличии у него убытков?

Суд пишет, что основание предъявления иска было не намерение компенсировать убытки, а констатация неисполнения в срок. Отсюда можно сделать такие выводы:

  • для взыскания неустойки необходимо, как минимум заявить о наличии убытков, а не просто «констатировать неисполнение ответчиком договора»;
  • если сейчас истец подаст аналогичный иск, в котором укажет, что его основанием является компенсация убытков, то получается, что это уже будет новый иск. Ведь основание иска новое: в первом иске — «констатация», во втором – «намерение истца компенсировать убытки». Так что ли?

Получается, что для взыскания неустойки доказывать убытки не нужно, но заявить о том, что у тебя они возникли, все же необходимо. Иначе твои действия могут быть истолкованы как злоупотребление.

Читайте также:  Минусы договора дарения доли квартиры

2. Ну и главный вопрос: действительно ли неустойка перестает начисляться как только кредитор утратил интерес к основному обязательству? То есть формально начисляется, но попытки ее взыскания должны пресекаться по ст. 10 ГК.

Как представляется, вывод очень спорный.

Или все-таки ничего необычного в позиции суда нет: если убытков никаких нет и договор перестал быть интересен, то взыскание неустойки должно рассматриваться как попытка неосновательно обогатиться. Но почему тогда нельзя было ограничиться ст. 333 ГК и ссылкой на старое определение КС РФ?

Источник: zakon.ru

ВС: Отсутствие претензионного порядка не влечет отказ во взыскании штрафа за невыплату неустойки добровольно

Верховный Суд РФ вынес Определение № 36-КГ19-8, в котором указал, что отсутствие досудебного порядка урегулирования спора с застройщиком не является причиной отказа в удовлетворении исковых требований в суде.

Александр Кореньков обратился в суд с иском к ООО «Гарант-Жилье» о взыскании штрафа в сумме более 102 тыс. руб. В обоснование иска он указал, что решением Промышленного районного суда г. Смоленска от 23 июля 2018 г. с общества в его пользу были взысканы неустойка за просрочку исполнения обязательства по договору долевого участия в строительстве жилья в сумме 200 тыс. руб. и компенсация морального вреда в размере 5 тыс. руб. Александр Кореньков посчитал, что ответчик на основании положений ст. 13 Закона о защите прав потребителей обязан уплатить штраф в размере 50% от присужденной суммы за отказ от добровольного исполнения его требований.

22 октября 2018 г. Промышленный районный суд г. Смоленска в удовлетворении исковых требований отказал, отметив, что в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о досудебном обращении истца к ответчику о неисполнении обязательств, в связи с чем необходимости возмещения неустойки нет. Суд пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для взыскания штрафа за неудовлетворение прав потребителя в добровольном порядке. 15 января 2019 г. апелляция оставила решение суда первой инстанции без изменения. Истец обратился с кассационной жалобой в ВС.

Верховный Суд отметил, что согласно п. 4 ст. 13 Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что это произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом. Из п. 6 статьи следует, что при удовлетворении требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Суд указал, что в п. 47 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено, что если после принятия иска к производству суда требования потребителя удовлетворены ответчиком по делу добровольно, то при отказе истца от иска суд прекращает производство по делу в соответствии со ст. 220 ГПК РФ. В этом случае штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, с ответчика не взыскивается.

«Из приведенных выше правовых норм и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что взыскание штрафа при удовлетворении требований потребителей является обязанностью суда при условии того, что истец не отказался от иска в результате добровольного удовлетворения его требований ответчиком при рассмотрении дела», – посчитал Суд.

Кроме того, ВС отметил, что в случае выявления допущенных судами существенных нарушений закона, не указанных в доводах кассационных жалобы, суд кассационной инстанции в интересах законности вправе выйти за пределы доводов жалобы и обратить внимание на это и учесть их при принятии решения.

Так, высшая инстанция указала, что при рассмотрении требований, заявленных истцом к ООО «Гарант-Жилье», суд указал, что решением Промышленного районного суда г. Смоленска от 23 июля 2018 г. с общества в пользу Александра Коренькова взыскана неустойка за просрочку исполнения обязательства по договору долевого участия в строительстве жилья за период с 1 января по 18 ноября 2016 г. с учетом применения положений ст. 333 ГК в размере 200 тыс. руб., 5 тыс. руб. – в счет компенсации морального вреда. Вместе с тем, подчеркнул ВС, указанным решением суда неустойка и компенсация морального вреда в пользу истца были взысканы с ООО «Агентство недвижимости «Гарант-Жилье», с которым истцом был заключен договор долевого участия в строительстве от 19 декабря 2014 г.

«С учетом этого суду следовало установить, с ООО «Гарант-Жилье» или ООО «Агентство недвижимости «Гарант-Жилье» возникли у истца правоотношения, вытекающие из договора участия в долевом строительстве, а следовательно, кто является надлежащим ответчиком по делу, на котором лежит обязанность по выплате истцу штрафа в связи с невыплатой неустойки в добровольном порядке», – отметил Верховный Суд, отменив решения нижестоящих судов и направив дело на новое рассмотрение.

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы Дмитрий Лесняк отметил, что ВС неоднократно высказывался о том, что обязанность добровольно удовлетворить требования потребителя, за неисполнение которой взыскивается штраф, не подразумевает соблюдения потребителем специальной формы досудебного порядка урегулирования.

Дмитрий Лесняк указал, что если потребитель не обращался к ответчику в досудебном порядке, то в любом случае возможность добровольного удовлетворения его требований возникла у ответчика с момента ознакомления с иском и сохранялась до завершения рассмотрения дела судом первой инстанции. Поскольку в период рассмотрения дела требования добровольно удовлетворены не были, очевидно, что ответчик не выплатил бы неустойку и ранее, если бы до обращения в суд ему была направлена претензия. Адвокат отметил, что такой позиции Суд стабильно придерживается как минимум с опубликования Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17, процитированного в определении.

«Однако представляет интерес сам выбранный истцом способ защиты. Дело в том, что, согласно п. 46 того же постановления Пленума ВС № 17, вопрос о взыскании штрафа должен быть рассмотрен непосредственно при удовлетворении основных материальных требований истца, и штраф подлежит взысканию независимо от того, заявлялось ли такое требование суду. То есть, если суд не взыскал в пользу потребителя штраф, наиболее очевидным способом видится преодоление такого решения путем его обжалования или – если вопрос вообще не был рассмотрен – путем заявления о вынесении дополнительного решения», – посчитал Дмитрий Лесняк. Он добавил, что КС в Определении от 20 марта 2014 г. № 570-О указывал на такой способ «довзыскать» штраф как на единственно возможный. Тогда Конституционный Суд посчитал справедливым прекращение производства по иску о взыскании штрафа по мотиву тождественности предыдущему делу.

В данном случае, отметил адвокат, обращение с иском о взыскании штрафа в отдельном производстве не вызвало у судов всех инстанций, вплоть до ВС, вопросов о наличии у истца права на иск. «Мне такой подход представляется правильным: удовлетворение основных требований по первоначальному иску повлекло возникновение у ответчика обязательства выплаты штрафа, и выглядит логично, что право на его получение потребитель может реализовать не обязательно путем обжалования состоявшегося судебного акта, но и в общей форме искового производства», – резюмировал Дмитрий Лесняк.

Адвокат АБ «Синум АДВ» Дмитрий Салмаксов указал, что Верховным Судом было рассмотрено, на первый взгляд, очевидное дело: суды двух инстанций отказали дольщику в требовании, сославшись на несоблюдение претензионного порядка. «Истинной причиной отказа в требовании явилось не что иное, как всяческое выгораживание судебными органами интересов застройщиков, однако в данном деле такое выгораживание достигло своего апогея. Данная ситуация является следствием непрекращающихся разговоров о так называемом “потребительском экстремизме”, который набрал оборот до такой степени, что даже депутаты выходят с инициативами в интересах застройщиков, стараясь законодательно снизить размер взыскиваемых неустоек», – отметил Дмитрий Салмаксов.

По его мнению, в вопросах между участником долевого строительства и застройщиком не было и не может быть никакого «потребительского экстремизма». Адвокат считает, что в то, что гражданин будет намеренно вкладывать миллионы рублей, в том числе заемных средств, в покупку квартиры не с целью проживания в ней, а с целью попасть в ситуацию существенного нарушения сроков строительства с последующим получением права на установленную законом неустойку и штрафы, сложно поверить.

Дмитрий Салмаксов указал, что судам, в свою очередь, необходимо безусловно взыскивать все полагающиеся санкции, действуя в интересах дольщиков, а не коммерческих структур. Между тем, отметил он, дела, связанные с размером неустойки по вопросам долевого участия в строительстве, регулярно становятся предметом рассмотрения в высшей судебной инстанции, причем каждый раз это достаточно очевидные ошибки нижестоящих судов. При этом адвокат с сожалением указал, что многочисленные разъяснения Верховного Суда по вопросам неустойки и штрафа в делах о долевом участии в строительстве не играют никакой роли для нижестоящих судов.

Источник: www.advgazeta.ru